☆ ☆ ☆ № ➊ Omnilogic Forum + More ☆ ☆ ☆

Your advertisement here ($5/day, $28/week or $90/month)

Your ad here ($5/day, $28/week or $90/month)

Your ads here ($5/day, $28/week or $90/month)

Author Topic: Китаизмы в тюркских языках  (Read 62 times)

0 Members and 2 Guests are viewing this topic.

Internet

  • Just another internet fan
  • SEO Admin
  • SEO hero member
  • *****
  • Posts: 1464
  • SEO - karma: +142/-0
  • Internet knowledge
    • View Profile
    • SEARCH ENGINE OPTIMIZATION
Китаизмы в тюркских языках
« on: May 10, 2017, 03:06:13 AM »

Китаизмы в тюркских языках



Н. А. Баскаков

К ПРОБЛЕМЕ КИТАЙСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В ТЮРКСКИХ ЯЗЫКАХ

(Turcica et Orientalia. Studies in honour of Gunnar Jarring on his eightieth birthday. - Istanbul, 1987)
     
    Еще сто лет тому назад известный русский синолог академик В.П. Васильев обратил внимание на необходимость изучения взаимодействия китайского языка с языками Средней Азии (Васильев, 1872). Однако эта проблема пока еще слабо разработана. Некоторые достижения в этом отношении имеются в области исследования китайских лексических элементов только в уйгурском языке, что объясняется необходимостью их изучения в связи с непосредственным соседством и тесными контактами китайцев с уйгурами, живущими главным образом в пределах Китайской Народной республики - в Синцзяне и частично в Казахской, Киргизской и Узбекской ССР.
    Наряду с этимологическими ссылками в различного рода словарях на заимствования отдельных слов из китайского языка (Радлов, 1911, Юдахин, 1938; Баскаков, Насилов, 1939; Jarring, 1964; Наджиб, 1968 и др.), были опубликованы также и специальные монографии о китайских элементах в уйгурском языке (Новгородский, 1951; Рахимов, 1970), в которых приведен уже значительный материал и осуществлена большая исследовательская работа по истории этих заимствований, но главным образом в области общественно-политической терминологии и современной бытовой лексики без привлечения старых китаизмов в основном словарном составе других тюркских языков.
    Интересные сведения о взаимодействии и взаимовлиянии китайского и уйгурского языков, кроме словарей и указанных выше специальных исследований можно встретить в общих работах по уйгурскому языку и его диалектам (Малова, 1928, 1954, 1956, 1957, 1961, 1967; Катанова-Менгеса, 1933; Raquette, 1927; Насилова, 1940; Тенишева, 1976; Кайдарова, 1969; Садвакасова, 1970, 1976), а также в трудах по итсории, этнографии народов Синьцзяна и по другим тюркским языкам других авторов так или иначе касающихся данной проблемы (Валиханов, 1904; Пантусов, 1898; Катанов 1906; Deguignes, 1756-1758; Köprülü, 1938; Eberhardt 1941; Pritzak, 1952; Ecsedy, 1965, 1968; Menges, 1968; Gabain, 1973).
    В меньшей степени изучен вопрос о китайских заимствованиях в древне-тюркских языках, специальные исследования по китайским элементах в которых до сих пор отсутствуют, хотя и существуют некоторые древнетюркские словари (ДТС, 1969; Ligeti, 1966; Clausin, 1972; Gabain, 1974) а также общие исследования по истории древних тюрок и по древнетюркским языкам, в которых отмечаются китаизмы, но также без привлечения тех же китайских заимствований в основном словарном составе других тюркских языков (Радлов, 1897, 1899; Малов, 1951, 1952; Бернштам, 1940, 1946; Jarring, 1936 и др.).
    Наименее разработанным вопросом этой проблемы остается вопрос о китайских заимствованиях в лексике основного словарного состава т.е. в общетюркской лексике современных тюркских языков, в то время как китаизмы могут быть, и в значительном количестве, вскрыты в составе лексики каждого современного конкретного языка.
    Ранее уже отмечалась необходимость изучения тюркско-китайского лексического взаимовлияния на более ранних ступенях развития тюркских языков, в эпоху более тесного контактирования тюркских и китайского народов (Баскаков, 1951, 1962), но количество конкретных примеров заимствования ограничивалось тремя, четырьмя словами.
    Вместе с тем при более внимательном изучении китаизмов в тюркских языках обнаруживается уже более значительное их количество.
    Учитывая все предыдущие исследования и привлекая вновь устанавливаемые китаизмы, мы приведем ниже анализ свыше сорока китайских слов, относящихся к общетюркской заимствованной лексике, т.е. встречающихся в большинстве тюркских языков и главным образом в западных языках исключая новоуйгурский и некоторые восточные тюркские языки - алтайский, хакасский, тувинский, якутский, в которых кроме общетюркских китаизмов встречаются также и заимствования, характерные только для данных языков, народы-носители которых в истории своего формирования имели более тесные связи с тюркскими народами близкими соседями с Китаем.
    Если рассматривать китаизмы в тюркских языках по тематическим группам, то наиболее многочисленные слова относятся:
    К первой группе - названиям титулов и различных должностей и профессий: baqšy ~ baqsy 'сказитель'; bek ~ beg 'бек, господин'; čur ~ čora ~ šora 'сын хана'; jabγu ~ žabγu 'титул верховного правителя'; qaγan 'государь'; qam 'шаман', syrčy 'маляр, художник'; tajšy 'сын знатного человека'; tarxan 'звание, освобожденного от налогов'; tegin 'принц'; Tojun ~ tudun ~ turun 'титул провинциального правителя'; tutuŋ ~ tutuq 'губернатор, генерал'; xan 'хан'; župan 'титул чиновника'.
    Вторую группу составляют китаизмы, обозначающие предметы и понятия духовной культуры: а также отвлеченные понятия: bitik ~ bičik 'книга'; burqan ~ burxan 'Будда'; čyn ~ čin 'истина, истинный'; küg ~ küj 'песня, мелодия'; lu ~ luŋ 'дракон'; tuγ ~ tu 'знамя, флаг', zaŋ 'закон, обычай'.
    Третью группу составляют китаизмы - слова обозначающие различные вещества и металлы: altyn ~ altun 'золото'; čaj 'чай'; čini 'фарфор'; čojun 'чугун'; indžü ~ indži 'жемчуг'; suγ ~ suw 'вода'.
    Четвертую группу - китаизмы-слова, обозначающие предметы быта и прочие имена: čan 'сосуд, стакан'; čanaq 'посуда'; džaj 'место, дом'; iš ~ is 'дело, работа'; ütük ~ ötük 'утюг'; paj 'доля, пай'; qap 'мешок'; taŋ 'утро, восход солнца, заря'.
    Пятую группу - китаизмы-слова, обозначающие имена прилагательные и глаголы: čoŋ 'большой'; quw 'сухой'; tyŋ 'сильный, очень'; tyŋla- 'слушать'; biti- 'писать'.
    Все перечисленные выше слова-китаизмы встречаются не только в уйгурском языке и отчасти в тюркских языках Сибири, но и во всех остальных тюркских языках Средней Азии и Восточной Европы.
    Хронологически китаизмы, заимствованные в тюркских языках, принадлежат как к довольно раннему, так и к позднему времени, но некоторые из них, органически вошедшие в основной словарный состав относятся невидимому к весьма древней эпохе, например слова: čoŋ 'большой', džaj 'место, дом', iš ~ is 'дело, работа', qap 'мешок', quw 'сухой', suγ ~ suw 'вода', taŋ 'утро, заря', teŋ 'ровный', tyŋla- 'слушать', которые в современных языках уже не осознаются как заимствования.
    В лексико-семантической структуре тюркских языков китаизмы являются как правило изолированными омонимами по отношению к другим словам, не связанными словообразовательными парадигмами и этимологически трудно объяснимыми внутренними средствами тюркских языков, и таким образом заимствование их из китайского языка представляется весьма вероятным.
    Считая вполне естественной и верной теорию о происхождении аффиксов словообразования и словоизменения в тюркских языках, имеющих агглютинативный строй, т.е. строй, обуславливающий сочетание самостоятельных слов, из которых постпозиционные слова в процессе морфологического развития грамматикализовались и превратились в служебно-грамматические элементы, можно допустить наличие и таких аффиксов, которые исторически также представляли собой заимствованные самостоятельные слова из китайского языка. Примерами последних могут служить например аффикс -džy ~ -či ~ -šy /с вариантами/, образующий словообразовательные модели в тюркских языках со значением профессии, ср. например: temir 'железо', temir-či 'кузнец', в котором аффикс -čy/-či происходит либо из кит. чжи-е /1/ [1] 'профессия', либо из кит. žen' /2/ 'мужчина, человек, лицо, персона' (Чень Чан-Хао, 1953, 655, 899; Рамстедт, 1957, 209) или аффикс -čaŋ ~ -šaŋ /ср. казахск. söz-šeŋ 'словоохотливый/ < кит. čjan /3/ 'мастер' (Рамстедт, 1957, 210; Чэнь Чан-Хао, 1953, 326).
    Ниже мы приведем китайско-тюркские параллели, иллюстрирующие китайские заимствования в тюркских языках, как установленные ранее тюркологами, так и предлагаемые к обсуждению автором данной статьи.
     
    1. тюркск. altyn ~ altun 'золото' <тюркск. ala ~ āl 'красный' + кит. tun /4/ 'медь > красная медь > золото' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 328); āl 'красный' + кит. ton /4/ 'медь' > altun 'золото' (Räsänen, 1969, 18, 488).
    2. тюрк. baqšy ~ baqsy 'сказитель' < кит. ро-shi ~ pâk-ś ~ pâk-dzi /5/ 'мастер, учитель' (Gabain, 1974, 326; Ramstedt, 1951, 73).
    3. тюрк. bek ~ beg 'бек, господин' < кит. paik /6/ 'белый, благородный' встречается в сочетании paik in /6/ > begin 'губернатор провинции' (Ramstedt, 1951, 67).
    4. тюрк. bičik ~ bitik 'книга' < кит. pi < piet /7/ 'кисточка для письма' > тюрк. biti- ~ piti- ~ biči- 'писать' + -k аффикс, образующий результат действия > bitik ~ bičik 'книга' (Новгородский, 1951, 45; Gabain, 1974, 329).
    5. тюрк. biti- ~ biči- 'писать' < кит. pi ~ bi < piet /7/ 'кисточка для письма' > biti- ~ biči- 'писать' (Новгородский, 1951, 45; Gabain, 1974, 329).
    6. тюрк. burxan ~ burqan 'Будда' < кит. fo /8/ + xan' /47/ > fo-xan' /9/ > burxan (Gabain, 1974, 332).
    7. тюрк. čaj  'чай' < кит. ch'a /10/ 'чай' (Колоколов, 1935, 598; Чэнь Чан-Хао, 1953, 896; Räsänen, 1969, 95).
    8. тюрк. čan 'сосуд, бокал, стакан' < кит. chan /11/ 'стакан' (Gabain, 1974, 333; Räsänen, 1969, 98).
    9. тюрк. čanaq 'посуда' < кит. chin /12/ 'китайский' + ajaq 'чашка' > čanaq 'посуда' (Räsänen, 1969, 111).
    10. тюрк. čini  'фарфор' < кит. chin /12/ 'Китай, китайский' (Räsänen, 1969, 111).
    11. тюрк. čojun 'чугун' < кит. t'siu ~ choj + kâng /13/ 'металлический сосуд > чугун' (Räsänen, 1969, 113; Ср. Фасмер, IV, 374).
    12. тюрк. čoŋ 'большой' < кит. čaŋ /14/ 'длина, длинный' (Räsänen, 1969, 116).
    13. тюрк. čora ~ šora 'сын хана' < кит. čol ~ čor > čora ~ šora /15/ (Ramstedt, 1951,77).
    14. тюрк, čyn ~ čin 'истина, истинный' < кит. chên /16/ 'верный' (Gabain, 1914, 334); < кит. чжэнь /17/ 'истинный, верный' (Новгородский, 1951, 46-47); < кит. чын /18/ 'истинный, верный, честный' (Колоколов, 1935, 511); < кит. t'śan (Räsänen, 1969, 108); ср. кит. чжэнь-ли /19/ 'истина' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 248).
    15. тюрк. džaj ~ žaj 'место, дом', предполагаемое заимствование из персидского džaj < кит. džaj) /20/ 'дом, жилище, квартира' (Колоколов, 1935, 539; Чэнь Чан-Хао, 1953, 264).
    16. тюрк. indži ~ indžü  'жемчуг' < кит. džen-džu /21/ 'жемчуг' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 179; Räsänen, 1969, 203).
    17. тюрк. iš ~ is 'дело, работа' < кит. shi ~ šhih /22/ 'дело, занятие' (Колоколов, 1935, 294; Чэнь Чан-Хао, 1953, 137).
    18. тюркск. jabγu ~ žabγu 'правитель, вождь', предполагаемое заимствование из иранск. кушанск. санскритск. jawγu (Golden, 1980) < кит. djan-giwo > современ. šan-ju /23/ 'титул верховного правителя' (Menges, 1968, 88; Gabain, 1974, 381).
    19. тюркск. küg ~ küj 'песня, мелодия' < кит. kü < k'iok /24/ 'песня' (Gabain, 1974, 343).
    20. тюркск. lu ~ luŋ  'змея, дракон' < кит. lung /25/ 'дракон' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 157; Räsänen, 1%9, 318).
    21. тюркск. paj 'доля, пай' < кит. p'aj /26/ 'ряд' (Räsänen, 1969, 378).
    22. тюркск. qaγan 'каган, государь' < кит. Ke-xan' /27/ 'великий хан' (Чэнь Чан-Хао, 1953); < кит. ke-kuan /28/ 'великий государь' > qaγan (Ramstedt, 1951, 62).
    23. тюрк. qam 'шаман' < кит. kam /29/ 'шаман' (Ramstedt, 1951, 71).
    24. тюрк. qap 'мешок' < кит. kia > kap /30/ 'карман' (Gabain, 1974, 355).
    25. тюрк. quw 'сухой' < кит. ku ~ qiu /31/ 'засохнуть' (Колоколов, 1935, 109).
    26. тюрк. suγ ~ suw 'вода' < кит. shuj ~ shuej /32/ 'вода' (Колоколов, 1935, 410; Чэнь Чан-Хоу, 1953, 68).
    27. тюрк. sürčy sirčy 'маляр, художник' < кит. ts'i ~ ts'iet /33/ 'лак, лакировщик, художник' (Gabain, 1974, 365); < кит. tsi /34/ > sir 'лак' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 305; Räsänen, 1969, 418).
    28. тюрк. tajšy 'принц' < кит. t'aj-tšeng /35/ 'принц' (Räsänen, 1969, 456).
    29. тюрк. taŋ 'утро, восход солнца, заря' < кит. tan ~ dan' /36/ 'утро, восход солнца' (Колоколов, 1935, 16).
    30. тюрк. tarxan 'звание, освобождающее носителя от налогов' < кит. t'ât /37/ 'благородный, знаток' (Ramstedt, 1951, 63).
    31. тюрк. tegin 'принц' < кит. tek in /38/ 'знатный человек' (Ramstedt, 1951).
    32. тюрк. teŋ  'ровный, равный' < кит. t'an ~ tan' /39/ 'равнина, широкая ровная поверхность' (Колоколов, 1935, 16).
    33. тюрк. teŋri 'бог' < кит. čen-li /40/ 'бог' (Benzing, 1954, 685). Ср. Pelliot,1944, 185.
    34. тюрк. tojun ~ tudun ~ turun 'титул правителя, ученый, мудрец' < кит. tao-jĕn < d'âo-dö-ńźiĕn /41/ 'ученый, монах, мудрец' (Gabain, 1974, 373); < кит. tao-jên 'князь, учитель' (Räsänen, 1%9, 484; Чэнь Чан-Хао, 1953); < кит. tao-in /41/ 'князь, учитель, епископ' (Ramstedt, 1951, 70).
    35. тюрк. tuγ ~ tuw 'знамя, флаг' < кит. tu < d'uok /42/ 'знамя, флаг' (Gabain, 1974, 374).
    36. тюрк. tutuŋ ~ tutuq 'губернатор' < кит. tutu ~ tu-tuok /43/ 'губернатор' (Räsänen, 1969, 502); < кит. to-thoŋ /44/ 'правитель области' (Ramstedt, 1951, 70).
    37. тюрк. tyŋ 'сильный, сильно, очень' < кит. taŋ /45/ 'сильный, сильно' (Räsänen, 1969, 478).
    38. тюрк. tyŋla- 'слушать' < кит. tiŋ /46/ 'слушать' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 750; Räsänen, 1969, 478).
    39. тюрк. ütük ~ ötük 'утюг' < кит. juĕt-təng > wej-dou /47/ 'утюг' (Boodberg, 1939, 263).
    40. тюрк. xan 'хан' < кит. хань /27/ 'хан' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 879); < кит. kuan /48/ 'хан' (Ramstedt,1951, 61).
    41. тюрк. zajsaŋ 'родовой старшина' < монг. dzajsaŋ 'чиновник, судья' < кит. tsâj-siang /49/ (Ramstedt, 1951, 76).
    42. тюрк. zaŋ 'закон, обычай' < кит. jaŋ /50/ 'модель, образец' > монг. zang 'закон, обычай' (Räsänen, 1969, 186) < кит. дъянь ~ дьянь /51/ 'модель, образец' (Колоколов, 1935, 573).
    43. тюрк. župan 'титул провинциального чиновника' < кит. tsou-pan /52/ 'секретарь, канцлер' (Ramstedt, 1951, 72).
    44. тюрк. temir 'железо' < кит. te-pi /53/ 'железные куски, листы' (Чэнь Чан-Хао, 1953, 169).
    45. тюрк. kümüš ~ kümiš, чувашск. kĕmĕl 'серебро' < китайск. корейск. kim 'металл, золото' < кит. *kiəm-liən /54/ 'серебро' (Ramstedt, 1949, 116; Joki, 1952, 103; Räsänen, 1969, 308).
    46. тюрк. syn ~ sin 'намогильный камень' < кит. ts'in 'камень-памятник' (Räsänen, 1969, 422).
    47. тюрк. tabčan 'диван' < кит. tao-ch'iang /56/ 'диван, софа' (Räsänen, 1969, 452).
     
    Большинство из приведенных выше китаизмов в тюркских языках уже было выявлено ранее различными исследователями, из предложенных же нами китайских этимологии тюркских слов džaj ~ žaj 'место', iš ~ is 'дело', quw  'сухой', suγ ~ suw 'вода', taŋ 'утро', teŋ 'ровный', наиболее вероятными являются: džaj ~ žaj 'место, дом', quw  'сухой', teŋ 'ровный' и taŋ 'заря, утро', которые не только совпадают в отношении семантики и звукового состава с соответствующими китайскими словами, но и в большинстве тюркских языков являются омонимами по отношению слов с другими значениями, а кроме того, за исключением слова taŋ 'заря' не являются также общетюркскими словами и не встречаются как правило в огузских языках и в некоторых других группах тюркских языков.
    Менее вероятны сближения с китайской лексикой являются слова iš ~ is 'дело, работа' и suγ ~ suw 'вода', которые, однако, также имеют с соответствующими китайскими словами общую семантику и фонетическую структуру, хотя и являются общетюркскими словами, общими для большинства тюркских языков.
    В задачу настоящей статьи входит главным образом необходимость обратить внимание тюркологов на данную проблему с тем чтобы последующие исследования в этой области были более подробно разработаны не только для современного уйгурского языка, специальные монографии по которому уже представлены в тюркологии (Новгородский, 1951 и Рахимов, 1970), но и для каждого современного тюркского языка.
     

    Примечания

    1. Цифры в скобках указывают на номер иероглифа в таблице, приложенной к настоящей статье, каллиграфически выполненной аспирантом Института Языкознания АН СССР Ясином Ашури.

    Литература

    Баскаков, Н.А., Очерк грамматики ойротского языка. В кн. Н.А. Баскаков и - Т.М.Тощакова, Ойротско-русский словарь, Москва 1947.
    - Предисловие к кн. В.И. Новгородский, Китайские элементы в уйгурском языке, Москва 1951.
    - Состав лексики каракалпакского языка. В кн. Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков, т. IV. Лексика, Москва 1962.
    Баскаков, Н.А. и Насилов, В.М., Уйгурско-русский словарь, Москва 1939.
    Бернштам, А., Уйгурские юридические документы. В кн. "Проблемы источниковедения", Сб. 3, Ленинград 1940.
    - Социально-экономический строй орхоно-енисейских тюрков, VI - VIII вв., Москва - Ленинград 1946.
    Валиханов, Ч.Ч., Сочинения. Записки Имп. Русск. Геогр. Об-ва по Отделению Этнографии, т. XXIX, С. Петербург, 1904.
    Васильев, В. П., Об отношении китайского языка к средне-азиатским. Журнал Мин. Народн. Просвещ., IX, 1872.
    Древнетюркский словарь /сокращенно ДТС/, Ленинград 1969.
    Кайдаров, А.Т. , Развитие современного уйгурского литературного языка, Алма-Ата, 1969.
    Катанов, Н., Маньчжурско-китайский "Ли" на наречии тюрков Китайского Туркестана. Записки Вост. Отд. Русск. Археолог. Об-ва. т. XIV, С. Пегербург, 1902.
    Колоколов, В.С., Краткий китайско-русский словарь. Москва 1935.
    Малов, С.Е., Характеристика жителей Восточного Туркестана. Доклады Ак. Наук СССР, Ленинград 1928.
    - Уйгурский язык. /Хамийское наречие/. Москва - Ленинград 1954.
    - Лобнорский язык. Фрунзе, 1956.
    - Язык желтых уйгуров. Алма-Ата, 1957.
    - Уйгурские наречия Синьцзяна, Москва - Ленинград 1961.
    - Язык желтых уйгуров /Тексты и переводы/. Москва 1967.
    - Памятники Древнетюркской письменности. Москва - Ленинград 1951.
    - Енисейская письменность тюрков /Тексты и переводы/. Москва - Ленинград 1952.
    - Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. Москва - Ленинград 1959.
    Наджиб, Э.Н., Уйгурско-русский словарь, Москва 1968.
    Насилов, В.М., Грамматика уйгурского языка. Москва 1940.
    - см. Баскаков Н.А. и Насилов В.М.
    Новгородский, В. И., Китайские элементы в уйгурском языке. Москва 1951.
    Палтусов, Н.Н., Материалы к изучению наречия таранчей Илийского Округа, I, С. Петербург, 1890; II, Казань, 1898; III, Казань, 1901.
    Радлов, В. В., Опыт словаря тюркских наречий, I - IV, С. Петербург, 1893-1911.
    - Образцы народной литературы северных тюркских наречий, VI, С. Петербург, 1886.
    Рамстедт, Г.И., Введение в алтайское языкознание, Москва 1957.
    Рахимов, Т. Р., Китайские элементы в современном уйгурском языке. Москва, 1970.
    Садвакасов, Г.С., Язык уйгуров Ферганской долины, Алма-Ата, I, 1976, II, 1970.
    Тенишев, Э.Р., Строй саларского языка, Москва 1976.
    - Строй сары-югурского языка, Москва 1976.
    Фасмер, М., Этимологический словавь русского языка, I - IV, Москва 1964-1973.
    Чэнь Чан-Хао, А.Г. Дубровский, А. В. Котов. Русско-китайский словарь, Москва 1953. /Сокращенно - Чэнь Чан-Хао/.
    Юдахин, К. К., Уйгурско-русский словарь, ред. Москва, 1938.
    Benzing, J., Das Hunnische, Donaubolgarische und Wolgabolgarische. Filologiae Turcicae Fundamenta, I, Wiesbaden, 1959.
    Boodberg, P.A., Ting-ling and Turks. Sino-Altaica, II (5), Berkeley, 1934
    - Marginalia to the Histories of the Northern Dynasties. Harvard Journal of Asiatic Studies, Cambridge, Mass. IV, 1939.
    Clauson, G., An etymological dictionary of pre-thirteenth century Turkish, Oxford, 1972.
    Deguignes, J., Histoire générale des Huns, des Turcs, des Mongols et des autres Tartares occidentaux, ouvrage tiré des livres chinois, Paris, 1756-1758.
    Eberhardt, W., Die Kultur der alten zentral- und westasiatischen Völker nach chinesischen Quellen, Zeitschrift für Ethnologie, 73, 1941.
    Ecsedy, H., Old Turkic titles of Chinese origin, Acta Orientalia Hungarica, 18, Budapest, 1965.
    - Trade- and war relations between the Turks and China, Acta Orientalia Hungarica, 21, Budapest, 1968.
    Gabain, A. von, Das Leben in uigurischen Königreich von Qočo. Wiesbaden 1973.
    - Alttürkische Grammatik. 3. Aufl. Wiesbaden, 1974.
    Golden, B.P., Khazar Studies, I-II, Budapest, 1980.
    Jarring, G., The contest of the fruits. An Eastern Turki allegory. Lund, 1936.
    - Materials to the Knowledge of Eastern Turki, I-III, Lund, 1946-1951.
    - An Eastern Turki-English Dialect Dictionary, Lund, 1964.
    Joki, A.J., Die Lehnwörter des Sajansamojedischen. Memoires de la Société finno-ougrienne, 103, Helsinki, 1952.
    Köprülü, M.F., Zur Kenntnis der alttürkischen Titulatur. Körösi Csoma Archivum (1938), Budapest - Leipzig, 1938.
    Ligeti, L., Sur quelques transcriptions sino-ouigoures des Ynan. Ural-Altaische Jahrbücher, XXXIII, 1961.
    - Un vocabulaire sino-ouigour des Ming. Acta Orientalia Hungarica, Budapest, 1966.
    Menges, K.H., Volkskundliche Texte aus Ost-Turkistan aus dem Nachlass von N. Katanov. Sitzungsbericht. Berl. Akad. Wiss., 1933.
    - The Turkic languages and peoples. Wiesbaden, 1968.
    Pelliot, P., Tangrim > tarim, T'oung-Pao, 1944.
    Pritzak, O., Stammesnamen und Titulaturen der altaischen Völker. Ural-Altaische Jahrbücher, 24, Wiesbaden, 1952.
    Radloff, W., Die alttürkischen Inschriften der Mongolei. St. Petersburg, 1897.
    - Alttürkische Studien, I-VI. St. Petersburg, 1909-1912.
    - Uigurische Sprachdenkmäler. Leningrad, 1928.
    Ramstedt, D.J., Alte türkische und mongolische Titel. Journal de la Société Finno-Ougrienne. Helsinki, 1951, Vol. 55.
    - Studies in Korean Etymology. Memoires de la Société Finno-Ougrienne, XCV, Helsinki, 1949.
    Raquette, G.R., English-Turki Dictionary. Leipzig, 1927.
    Räsänen, M., Versuch einen etymologischen Wörterbuchs der Turksprachen, Helsinki, 1969.
    ---------------------------
http://www.philology.ru/linguistics4/baskakov-87.htm
Internet is not only SEO!

 

Place your ads here ($4/day, $21/week or $60/month)

Your advertisements here ($4/day, $21/week or $60/month)

About the privacy policy

How Google uses data when you use our partners’ sites or apps

Post here to report content which violates or infringes your copyright.